Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах
Просмтотров: 4082

 Мы привыкли считать, что разделение на мужской и женский спорт естественно, а мальчики физически сильнее девочек. Татьяна Дваждова из Санкт-Петербурга в это не верит и с 17 лет тренируется и дерется с мужчинами, участвуя в боксерских соревнованиях и забивах футбольных фанатов. Пускай для этого и приходится подделывать паспортные данные и стричься под машинку.

Мне 22 года. Родилась и выросла в Санкт-Петербурге. В школе училась неплохо, без особых успехов, но и без двоек. Спортом не увлекалась, какое-то время ездила на лошадях просто для себя. Много пила и гуляла, были и наркотики, ну, как это обычно бывает. После поступила в Пожарно-спасательный колледж, окончила его пару лет назад, работала несколько лет грузчиком и разнорабочим на стройках.

Меня воспитывала мать, в принципе, во всем, как могла, старалась меня поддерживать, не помню, чтобы она мне что-то навязывала. Конечно, хотела, чтобы я чем-то занималась после школы, предлагала хор или вышивание, но мне не хотелось, и она не настаивала. В детстве и подростковом возрасте я никогда не дралась, так что ничто не предвещало такого увлечения. Хотя я никогда не хотела спокойно жить, чтобы никто ко мне не приставал на улице, чтобы ничто меня не касалось. Я никогда ничего особо не боялась, мне, наоборот, было интересно, что это, как это.

Однажды я ехала по городу в день футбольного матча («Зенит» играл, кажется, с «ЦСКА»), в центре было очень много народа. Я спустилась в метро на Гостином дворе и там увидела человек 40 парней, спортивно одетых, агрессивно настроенных, явно футбольных фанатов. Для меня тогда весь мир перевернулся, я смотрела на них, замирало дыхание и сердце, не понимала, что происходит, как будто что-то свыше. Мне не хотелось стать девушкой или подружкой кого-то из них, я понимала, что должна быть такой же сильной, как они, должна драться и идти с ними в строю.

На следующий день я стала искать секцию единоборств. Особо не выбирала, пошла в первый зал, который нашла по объявлению на столбе недалеко от дома. Это оказался клуб тайского бокса. Поначалу мне все нравилось, была просто безумно счастлива, нашла то, чем я хочу заниматься. Я представляла, что скоро смогу стать такой же сильной, как те ребята, смогу не только защитить себя, но и близких, и, в общем, так оно и было, я быстро училась. Кроме меня, женщин не было, но я даже не задумывалась почему. Даже не слышала, что где-то что-то разделяется, просто не знала об этом — что женщины отдельно, парни отдельно. Потом стала замечать, что, даже несмотря на то что я справляюсь (и с отжиманиями у меня было хорошо, и с подтягиваниями) наравне с другими новичками, все равно тренер говорил мне отжиматься меньше, зачем-то старался понизить для меня планку. Но в остальном он относился ко мне абсолютно нормально.

Уже после трех-четырех месяцев тренер решил, что я готова выступать, намечались какие-то междугородние соревнования. На мои вопросы о возможном сопернике он отвечал, что ничего не знает, кроме того, что это будет, естественно, девушка. Я переспросила, почему обязательно девушка, на что он замолчал, потом со смехом сказал, что «если будет парень, тогда дадим тебе биту в руки». Эта фраза, мелочь, сказанная невзначай, запомнилась мне навсегда. Я долго думала, зачем же мне бита, если у меня так же есть две руки и ноги, а еще колени и локти, и почему тренер так смеялся. В тот момент я поняла в первый раз, в 16 лет, что отношение к женщинам в этой среде станет для меня преградой. Объяснить все это тренеру на четвертом месяце занятий было слишком сложно, и я просто отказалась и от турнира, и от занятий, ничего не сказав.

После были только редкие уличные тренировки без тренера на стадионе с бойцовским клубом. Люди сами договаривались о правилах, сами находили соперников. Но в основном это было на кулаках, без всякой защитной амуниции. Люди выстраивались в круг, и в центре пара дралась. Были драки и стенка на стенку, но в перчатках.

Параллельно я пыталась влиться в околофутбол. Самим футболом я не особо интересовалась, но на него, на сектор многие фанаты вообще не ходят, для них это спортивный интерес. Они чем-то занимаются, а иногда хотят проверить свои силы и встать за своих друзей. Стала узнавать у людей, которые имели к этому какое-то отношение, и повсюду, конечно, наталкивалась на абсолютное непонимание. Все утверждали, что это просто невозможно, реагировали действительно агрессивно. В итоге с первым забивом (заранее оговоренная драка между футбольными фанатами. — Прим. ред.) мне помог однокурсник из колледжа. Подошла к нему на перемене, он уже что-то про меня слышал, знал, что вот есть такая сумасшедшая, которая хочет этим заниматься. Ну и он согласился.

Так совпало, что забив был назначен на 8 марта, было еще очень холодно. Дрались пять на пять в перчатках, команда потенциальных новичков против членов уже существующего коллектива. Ребята были в основном старше меня, естественно, никакой техники и поставленного удара у меня не было. Я часто оказывалась снизу, но каждый раз вставала и держала своего оппонента. Помню момент в конце драки: на мне сидит соперник и спрашивает: «На *** ты сюда пришла? На *** тебе это нужно? Говори „стоп“, или тебе ****** [конец]!» Я сжимаю зубы и не говорю ни слова, снизу бью его рукой в лицо, он добивает. Я благодарна ему и вообще тем ребятам, они сделали меня еще сильнее. На лице были ссадины и слегка разбит нос, но я была счастлива. Домой приехала в отличном настроении. Потом ждала, когда уже пригласят на тренировки или позовут на тему, очень ждала сообщения от лидера. В итоге, к сожалению, он написал: «Очень сложно попасть в фирму, если ты девочка, такого просто никогда не было и не будет по естественным причинам».

Позже я записалась на ММА, и уже там тренер, тоже имевший отношение к околофутболу, заметил меня, поверил и вместе с некоторыми другими членами секции пригласил в свой коллектив. Потом было многое: я стояла в 15 или 16 забивах, были и драки на улице, и накрывы в зале, и акции в городе. Я даже была какое-то время лидером коллектива. Немного отойти от всего этого пришлось из-за конфликта с одной из известнейших питерских фирм. Мы должны были стоять в совместном забиве против москвичей, но за неделю мне сообщили, что под женщиной никто стоять не будет. Для меня это было страшным оскорблением, и все закончилось конфликтом и избиением — нас сидело на тренировке в зале человек семь, их ворвалось около 40. Меня в движении и так не любили, а тут так вообще. Это очень иерархичная среда, сама по себе пропитанная ненавистью и пренебрежением к женщинам. Наверное, околофутбол и дал мне характер, научил бороться до конца, различать, кому доверять можно, а кому нельзя.

Идея выступать, представляясь парнем, пришла почти случайно. У меня были волосы где-то до плеч, попросила друга подровнять концы. Он сделал это настолько криво, что осталось только стричься под машинку. Я почти сразу заметила свою поразительную схожесть с парнем. Не думала, что лицо визуально так сильно меняется от простой стрижки. Она мне не нравилась, да и на улице меня стали постоянно путать с представителем противоположного пола. Сама по себе я довольно высокая и крепкая. Вот в тот момент мне и пришла эта мысль. На забивах старшие просто не говорили оппонентам, что у них есть женщина в составе, и они принимали меня за парня. Это было хорошо и удобно, сразу пропали все проблемы, меня перестали оскорблять, требовать убрать из состава, больше не устраивали проблем ни мне, ни моему коллективу. Я просто дралась, была обычным бойцом, о чем всегда и мечтала.

В то время я как раз пошла на бокс. Случилось чудо, и в одном небезызвестном питерском клубе, который проводит открытые ринги каждый месяц, организаторы махнули на меня рукой и не отказали мне в участии. Но, конечно, ничем хорошим это не кончилось. Против меня были все, участники просто не могли допустить, чтобы с ними на ринг выходила женщина, те, кто распределял пары, обозначили свое молчаливое согласие с ними. Со мной были несколько моих друзей и тренер по MMA, авторитетный взрослый человек, но даже они не могли ничего сделать, мы были одни против всех. Ту грязь, которая вылилась на меня в тот день, очень сложно забыть. Я пообещала им тогда, что скоро их система рухнет или хотя бы даст трещину.

Уже имея подобный опыт на забивах, я решила сделать то же самое на соревнованиях. Конечно же, было страшно, да и не верилось до конца, что получится. Сделала копию документов совершеннолетнего знакомого со своим фото. Во внешности особо ничего менять и не пришлось, только отрастить волосы на ногах и заклеить грудь скотчем, под шорты надеть бандаж (мужчин без него и так не допускают). В первый раз я ходила полчаса вокруг зала и не решалась туда зайти. Взвешивание благополучно прошла в футболке (на это особо никто не обращает внимания) и стала уже готовиться к бою, больше думая о том, как бы никто не понял, что я женщина. Ходишь и делаешь вид, что все нормально, а внутри все переворачивается. Вот так это было. Провела пять боев в весовой категории до 69 килограммов, думаю, это не много и не мало за год, три из них выиграла. Один раз из-за футболки я даже не вошла в вес, хотела до 64, был перевес в граммы. Сказала, что хочу в большую категорию, выходила с соперником, по сути, меня тяжелее, и тот бой я проиграла.

Я безумно рада тому, что есть люди, которые сейчас со мной. Их поддержка, то, что они делают, просто неоценимо. Мой тренер по боксу, у которого я сейчас тренируюсь, дал мне очень многое. Я хочу, чтобы он мной гордился, хочу представлять на соревнованиях свой клуб. Мой бывший тренер по MMA никогда не давал мне в себе сомневаться и сам верил в то, что я смогу многого добиться. На соревнования ездил со мной, рискуя потерять расположение людей, не просил ничего взамен. Мой околофутбольный коллектив действительно честные и правильные ребята, я знаю, что они меня поддерживают, и могу на них положиться.

Отдельная тема — это мои подруги. У меня есть последовательницы, которые всецело разделяют мои взгляды, они всегда рядом в трудную минуту, пусть и живем мы со многими из них в разных городах. Я не сомневаюсь, что они продолжат мой путь. Все больше женщин осознают очевидную несправедливость в спорте. Сейчас я тренирую девушек, сама собрала секцию, арендую зал, параллельно готовлюсь к сезону. Буду писать обращение в Федерацию бокса Санкт-Петербурга, ставить вопрос о том, чтобы меня официально допустили на соревнования от федерации. Я отдала все, сделала больше, чем в моих силах. Не хочется даже думать, что они мне откажут. В чем тогда справедливость спорта и честь, о которой все так говорят?

На вопрос о разнице физических возможностей мужчин и женщин я не скажу того, чего все так ожидают от спортсменок. Нет этой разницы, о которой любят писать статьи и книги. Есть только женщины, которым внушали это с детства и продолжают внушать в залах; есть система, при которой женщина и вправду никогда не будет достигать уровня мужчины с тем же званием — просто потому, что получила она его совсем не за то же самое, в своей отдельной категории; есть заниженные нормативы. Поддерживать такой порядок вещей выгодно только трусливым слабым людям, им не нужны лишние конкуренты ни на ринге, ни в жизни. Драться с женщиной за место означает признать себя равным ей, признать ее достойным соперником, что, видимо, непозволительно для нашего общества.

Важно понимать, что эти две категории выделены исходя из представлений о женской неполноценности, неспособности к любой конкуренции с мужчинами. Это предлагается под видом свободы и доступности спорта для женщин. Мне предлагали профессиональные бои в женской категории, предлагали профессиональные тренировки. Возможно, я уже была бы известна и получала бы деньги, имела спонсорство. Но такой ценой мне это не нужно. Это насмешка, а не спорт. Это то, что ломает, а не делает сильнее.

Движение за права женщин в целом — это, конечно, актуально и будет актуально еще долго, мне это близко. То, что в XXI веке женщина вынуждена выдавать себя за мужчину, как делали в Средние века, уже о многом говорит. Но феминизму в наше время не хватает радикальности и силового крыла. Если чьи-то права нарушаются, то бороться за них — это долг. Я, скорее, за перерождение современного феминизма в подобие суфражизма XX века. Я сама работала всегда не на типичных женских профессиях: и грузчиком, и на стройке, с отбойниками, с разными инструментами. Спорт — это, наверное, отражение жизни, естественно, никакого равенства в жизни нет. В моем окружении люди никогда не скажут: «Ты же женщина», потому что знают, что за такие слова я могу как-то серьезно покалечить, взяться за нож. У меня столько травм психологических было, что в такие моменты у меня голова съезжает. Все это знают и мне такого не говорят.

Если взять тех же мужчин в спорте, которые мне препятствовали, я считаю, что с их стороны это было осознанно. В них говорит ненависть к сильным женщинам, их неприятие и неприятие конкуренции с ними. Со временем, разумеется, это уйдет в прошлое. Когда-то и раздельное образование считалось нормальным. Но именно физическая сила — это сейчас единственное, где по-прежнему все убеждены в преимуществе мужчин. Они так себя со мной ведут, потому что в них говорит страх за свой статус хозяев этой жизни.

Источник:http://www.the-village.ru/village/people/experience/278100-fighter?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=istoriya-devushki--kotoraya-vynuzhdena-podde&utm_content=8716230



Комментарии: