Дуги Бримсон:говорить англичанам правду о России - мочиться против ветра
Просмтотров: 7274

Дуги назначает встречу в летнем кафе в 30 минутах езды от Лондона. Его пригород тих и сдержан: церковь, парк, лебединые озёра – так выглядит реальный мир писателя, на книгах которого выросло целое поколение футбольных хулиганов России и Восточной Европы. Парадоксально, но для британской фанатской сцены творчество Бримсона было скорее эпитафией.

Дуги Бримсон – британский писатель и сценарист

Автор более 10 книг о фанатской культуре и футбольном насилии.

Его сочинения разошлись тиражом более чем в миллион экземпляров.

Автор сценария фильма «Хулиганы» («Green Street Hooligans»)

- Мне здесь спокойно. Нет туристов и беготни, — говорит Дуги, бережно откладывая потёртую, толстую тетрадку. – Я не очень люблю современный Лондон. Мне вообще нравилось, как общество жило раньше. Оно было настоящим, понятным.

- Как и британский околофутбол.

- Да у нас и самого футбола не осталось. Он превратился во что-то глобальное, не принадлежащее Англии. Я смотрю матчи своего «Уотфорда» и ни хрена не знаю, что это за футболисты. Состав каждый год меняется, и даже тренер в прошлом году был иностранцем. Местных парней выкидывают из команды, им просто не дают конкурировать – из-за этого выветривается и дух нашего футбола. Его убили деньги, глобализация и телек. Вот увидите: через пять лет в АПЛ скоро будут сидеть одни туристы, которые хрустят жрачкой в перерывах между селфи, а игрокам станет окончательно наплевать на клуб, за который они выступают. Значение имеют только деньги: сегодня ты в «Арсенале», завтра в «Челси», послезавтра в «МЮ». Я думаю, что Джон Терри – последний мужик английского футбола. Ну, может, ещё Руни. А дальше – пустота.

— В России о спокойном, прибыльном футболе как раз мечтают.

— Да все в мире хотят только денег. Говорю тебе, даже на «Уотфорд» сейчас ходят в основном азиатские, скандинавские и арабские туристы. Ты смотришь на это и думаешь: «Какое отношение вы вообще имеете к футболу, что вы сюда припёрлись?!» А представь, что происходит на «Стэмфорд Бридж»? Из-за ажиотажа стоимость билетов взлетает так высоко, что у простых чуваков, которые с детства за «Челси», нет шанса болеть за любимую команду на стадионе. И боссам клубов это выгодно – нет контроля, выше прибыль.
— Старые фанаты протестуют?
— Это бесполезно. Даже некоторые наши парни сдаются и подстраиваются под систему. Например, перепродают свои абонементы за огромные деньги кому попало, из-за чего происходят дебильные истории. Вроде бы есть фанатка, где все рвут глотки, встают с кресел, поют, но тут какое-то чучело начинает звать стюардов: «Посадите их, они мешают смотреть футбол»! Ему отвечают: «Это трибуна за воротами – либо стой с нами, либо вали отсюда». И если спор переходит в драку, то именно фанат получает бан от полиции. Ну ладно, на «Уотфорде» мы ещё можем хотя бы петь, а на «Эмирэйтс» это уже невозможно.
— У «Арсенала» не осталось фанатов?
— Может, и остались, но их очень хитро вытесняют. Например, раньше 400-500 парней могли купить абонементы на один сектор, стоять и заряжать рядом. А сейчас всех их разбрасывают по стадиону случайным образом во время продажи билетов и абонементов. Гениальный ход — одна банда просто не может собраться вместе, она тонет среди туристов. Отдушина бывает только на выездных матчах, но и там теперь всё плохо, потому что ситуация жёстко контролируется полицией.

— Не понимаю: новому поколению болельщиков не нравится петь и заряжать?

— Да они будто сошли с ума — им бы только сидеть и жрать. Но, чёрт возьми, стадион — территория футбола, а не театр. Хотя вряд ли когда-нибудь клубы опять до этого допрут. Во всей лиге остался, похоже, единственный нормальный человек – это Алекс Фергюсон, который даже сейчас призывает фанатов «Юнайтед»: «Кричите, я хочу, чтобы соперники боялись. Это ваша работа – устрашать их». Но кто будет это делать? Парень из Таиланда или Индии, да и любой другой страны? Да ему наплевать на традиции и на соперника! Он, да и все остальные будут сидеть и восхищаться: «О, какой футбол, какой гол!» Но это дерьмо, долбанная глобализация. Вам повезло: Россия пока далека от этих проблем.

— Ультрас «Спартака» чуть ли не напрямую реализуют билеты на фанатку.
— Это круто, но опасно. В таком случае фанаты чувствуют власть и пользуются ей. Я видел, что после чемпионства «Спартака» творилось безумие. Люди выбегали на поле.

— Ломали ворота, жгли костры из кресел.

— Да, это было круто, но в Англии их бы сразу арестовали. Видишь, вам пока можно быть дикими. Ловите момент.

«Хрень о России пишут только идиоты, которые там никогда не были»

— Зато наших «дикарей» боится вся Великобритания.

— Типа на чемпионат мира в Россию ехать опасно? Ты же знаешь, что это бред.
— Но британская пресса держит эту линию после Марселя.
— Давай с Марселем разберёмся. Произошедшее во Франции – большой успех для русских хулиганов. Они мечтали доказать, что их культура победила британскую, – и они побили отцов на глазах у всего мира. Ну да, круто — только вся схватка не имела смысла, потому у ваших парней не было соперника.
— Британцы – это не о драках?
— Типа того. Ваши парни — организованные, молодые и тренированные. Они будто готовились биться в клетке, только попали на улицы Марселя. Наш же актив давно невыездной, его контролирует полиция, да и всем нормальным парням давно насрать на сборную Англии.
— Почему насрать?
— Да просто так повелось, что все болеют за клубы и ненавидят друг друга. Ну вот и в Марсель припёрлись кучки обычных чуваков из разных городов, которые просто бухали и хотели покуролесить, им по приколу было задираться. Но потом они попали под русских.

— В английских СМИ же всё иначе преподносится: русские хулиганы били женщин, стариков и детей.

— Пресса хочет напугать людей, чтобы они боялись ехать на чемпионат мира. Достаточно просто написать: «Если ты чёрный, то тебе нельзя ехать в Россию, потому что тебя убьют». Но всё это чёртов идиотизм.

— Расизм – тоже идиотизм?

— Да, потому что в России нет расизма. Если кто-то там что-то ухнул на трибуне – это не значит, что общество плохо относится к чёрным. Мне сложно объяснить, но расизм в Англии не то же самое, что расизм в России. Вы не вкладываете в него реальную ненависть и притеснения. Это, наверное, просто фан, потому что вы никогда не имели дела с чернокожими. Но таких, как я, кто знаком с культурой России, очень мало. И перечить основной массе – всё равно что ссать против ветра. Бесполезно. Все верят пропаганде.

— Вы смотрели фильмы ВВС о фанатах в России?

— Да. Какое же это дерьмо и бред — даже не хочу обсуждать. Могу лишь дать прогноз: как только англичане приедут в Россию, они поймут, что здесь вообще безопасно.

— Как это было на Евро на Украине.
— Да, англичан тоже пугали расизмом, но всё прошло максимально по-доброму.

— Но опасность есть, если начать беспредел самим.

— Да, если парни попробуют повторить подобное Марселю, например в центре Питера, то у них будут куда более серьёзные проблемы. Как-то меня позвали на радио, там шла беседа с полицейским, который был командирован во Францию на Евро. Я спросил: «Почему не могли объяснить жандармам, как вести себя с английскими фанатами?» Он ответил: «Я на самом деле не имел права давать инструкции». Но тогда какого чёрта ты туда попёрся? Уверен, что в России будет невозможно продажа алкоголя в стекле, полиция не даст разгореться конфликту и быстро, жёстко его закончит. Мир ведь тоже был озабочен Олимпиадой в Сочи, но всё прошло хорошо. Так что фильмы против русских фанатов – это просто холодная война. Мне предлагали в ней поучаствовать.

— Как?

— Захотели, чтобы я написал книгу о чемпионате мира со стороны английского болельщика, но я не уверен, что хочу этого.

— Почему?
— Меня втянут в политику. Но нахрен её и холодную войну. Вы не имеете права использовать футбол в этом контексте.
— А можно ли использовать футбол в контексте пропаганды насилия, чем занимались вы?
— Я не пропагандировал насилие. Первая книга была написана в 1996 году, когда правительство уже завинтило гайки. Культура исчезала, а я хотел лишь рассказать историю, показать проблемы, красоту и ужас явления. Разве мои герои счастливо заканчивали жизнь? Они страдали, погибали, теряли друзей и родственников. Это не похоже на пропаганду.
— Вы так и полицейским говорили?
— Радует, что они никогда не приходили ко мне с обысками. Единственное, просто предупреждали: «Перестань писать про это». Но я спокойно отвечал: «Идите в жопу». Вы обвиняете меня за книги про хулиганское прошлое, но в следующей тв-программе восторженно рассказываете о гангстерах из 60-х, которые убивали людей, отрезали им ноги и творили прочую хрень. Это несправедливо. То есть гангстер – это герой, а фанат – это враг? Смешно.
— Это как принуждение к толерантности: хорошо быть геем, признавать себя таким, какой ты есть, но стыдно быть футбольным хулиганом.
— Нам правда наплевать, кто на трибуне. Если на тебе те же цвета, то будь ты хоть чёрный, хоть азиат, хоть гей или натурал. У меня, правда, есть особый пункт про женщин на футболе (смеётся), но это уже другое.
— Но в России на секторе нельзя увидеть ЛГБТ флаги
— Да, Россия подвергается огромной критике за своё отношение к ЛГБТ, но это просто другой мир, другая культура. Не думаю, что мы обязаны навязывать своё мнение. Русский народ очень патриотичен, он более традиционен и целостен, он представляет другую парадигму. Но геям на ЧМ-2018 тоже ничего не угрожает. Я говорю: все-все проблемы надуманны и являются сценарием, политической акцией.

— Вы писали сценарий к фильму «Green Street Hooligans». Понравился ли итоговый продукт?

— И да, и нет. Я бы хотел, чтобы он был более пацанским, этаким «Британским бойцовским клубом». Проблема в том, что фильм снимался для США, а американцам эта идея была не нужна.
— Как они на вас вышли?
— Через форумы для хулиганов. Сейчас звучит смешно, но в 2003-м Интернет не был подконтролен полиции, и мы могли писать то, о чём думали. Я, кстати, был зареген не под своим именем, но считался очень популярным пользователем, поэтому долго ржал, когда получил сообщение в личку от какой-то девушки: «Ищу Дуги Бримсона, подскажите его контакты». Я испугался и подумал: «Блин, это же подстава от полиции». Но когда выяснилось, что женщина – реально режиссёр и продюсёр, пришлось открыть имя. Она какой-то жуткой настойчивостью, не реагируя на проклятья и отказы, каким-то образом всё-таки вытащила меня в США на встречу с первым сценаристом. Парень ни хрена не понимал в футболе и нёс такую несусветную чушь, что мне захотелось переписать абсолютно всё. Я не мог допустить, чтобы друзья посмотрели кино и сказали: «Чувак, ты сделал полное говно».

— И что они в итоге сказали?

— «Это говно». Сложно было ждать от них чего-то хорошего. Хотя фильм вышел не таким отстойным, местами он мне нравится, но многое хотелось сделать иначе.
— Например, не кажется, что Элайджа Вуд был слишком слащав для этой роли? Странно, но вчера ты Фродо, а сегодня – хулиган.
— Мы долго и не очень удачно искали человека на эту роль. Однажды раздался очередной звонок из Голливуда, диалог был примерно таким:

— Что думаете по поводу Элайджи Вуда?

— Ничего. А зачем он нам?
— На роль.
— Вы шутите?!
— Он будет идеальным хулиганом, чёрт возьми, — со смехом заорал я и бросил трубку;
А потом они сказали, что он прошёл кастинг. Но я же шутил! Шутил, мать вашу! Они просто не поняли мой сарказм. И Элайджа тоже — это была самая главная проблема в наших отношениях. Вуд — классный пацан и хороший актёр, который почти идеально сделал свою работу. Но дело в том, что его персонаж не был до конца раскрыт. Чувак просто весь фильм носит модные шмотки и иногда дерётся.
— А Чарли Ханнем «затащил» своего персонажа?
— Тоже нет. В России вы вряд ли поймёте, но его американский акцент был просто ужасен. Даже во время съёмок я говорил ему об этом. Это просто разрушило фильм и во многом его испортило, потому что люди об этом говорили и говорят до сих пор. И после фильма «Король Артур» сказали то же самое.
— Я не понимаю, почему в вашем фильме не сняли Винни Джонса.
— Как-то пытался позвать его в свою футбольную комедию, потому что знаю, что он реально очень крут. Но проблема в том, что достучаться до Винни очень и очень сложно. У него там три разных слоя агентов, каждому из которых нужно много платить. Так что на хрен.

— Что лучше – «Фабрика футбола» или «Хулиганы зелёных улиц»?

— Лучший фильм о хулиганах – «The casual Life». Короткометражный фильм, в котором все передано абсолютно точно. Но вообще проблема хулиганизма, как основная тема — это довольно скучно. Надо завернуть это в нетипичную историю. И в этом фильме это удалось. «Фабрика футбола» хорошо, «Хулиганы» тоже, но и там, и там всё не совсем так. Фильм «Фирма» Гари Олдмена был очень близок к правде, но это было в 80-х. Сейчас ничего не делается близко к правде.
— Вы смотрели «Околофутбола»?
— Кстати, да, я приезжал на открытый показ. Честно, я думал, что всё будет ужасно и плохо, даже несмотря на то что кино делали парни из движа, а реальные фанаты в нём снимались. Но по ходу кино я понял, что это типа как реальная история. Мне понравилось, честно.
— У вас много знакомых в России?
— Я не раз приезжал сюда, мы общаемся. Думаю, современной Британии не хватает такого патриотизма, какой есть у русских. Я хорошо отношусь к вашей стране.

— Правда, что большинство ваших книг было продано именно в России? 

— В России и США примерно поровну.
— В США?
— Да, они там очарованы хулиганской культурой, её историей, а ещё всем, что с ней связано. Лично мне это приятно, потому что хулиганов так и не поняли, не разобрались, кем они являются. Но на эту тему я писать больше не собираюсь.
— Над чем вы работаете сейчас?
— Четыре сценария. Один уже написан – это триллер, на который идёт кастинг. Ещё один — фильм о хулиганах, но я не могу о нём говорить. Третий – что-то типа комедии. И есть адаптация книги о футболе, в которой парень наследует вражеский клуб. Типа когда ты болеешь за «Вест Хэм», но получил по наследству «Челси», и тебе нужно им управлять целый сезон. Это тоже что-то вроде комедии.
— Это хорошие деньги?
— А вам не насрать, сколько я заработаю? Я же не спрашиваю, сколько вы зарабатываете. Деньги – важная тема, конечно. Так я понимаю, что люди, с которыми я работаю, настроены серьёзно. Мне не хочется отдавать свои контакты, которые собирал 20 лет, ставить на кон свою репутацию и получать гроши. Нет, так не работает. Деньги – лучшая гарантия. Однажды ко мне пришёл незнакомый человек, который оказался чертовым поляком, который хотел, чтобы я помог ему с фильмом. Я сказал: «10 тысяч фунтов». На удивление он вернулся и согласился. Но я отказал, потому что мне не понравился проект.
— О чём он был?
— О каком-то иранце, который стал гангстером в Лондоне.

— Как это вообще связано с поляками? 

— Вот и я не понял. Не буду заниматься тем, где замешаны наркотики. Не буду писать о том, где есть оружие. Я – фанат, а не гангстер или убийца. Просто мирный человек, который страстно любит футбол.

— Какой футбол вы любите? 
— «Уотфорд», но это уже просто рутина, традиция. Получать удовольствие от глобальной АПЛ больше невозможно. Но футбол будет жить в низших дивизионах. И никакие бабки его никогда не смогут добить.

https://m.championat.com/article/sport/football/281488/



Комментарии: